Из истории сада

   ДОБРАЯ ПАМЯТЬ КАК ПРОДОЛЖЕНИЕ ЖИЗНИ

 

   Для Никитского ботанического сада 2012 год ознаменовался громким событием – славным юбилеем со дня основания. Ровно через два месяца, 4 декабря, исполнилось бы 75 лет бывшему директору сада Адольфу Ивановичу Лищуку – человеку, отдавшему все силы и энергию любимой организации, людям, трудившимся и жившим рядом с ним. Уже 10 лет нет с нами этого замечательного учёного, прошедшего долгий тернистый путь от аспиранта до директора всемирно известного научного учреждения.
    Родился Адольф Иванович в рабочей семье на западе Украины, в небольшой деревушке вблизи города Ковеля Волынской области. После обучения в средней школе и службы в рядах Советской Армии получал образование на биологическом факультете Львовского государственного университета им. И. Франко. По окончании учёбы несколько лет работал учителем биологии и химии в школах родной области, а в 1965 г. был зачислен в аспирантуру Государственного Никитского ботанического сада. Адольф Иванович успешно защитил кандидатскую диссертацию, в 1975 г. был избран на должность старшего научного сотрудника отдела физиологии растений и одновременно назначен учёным секретарем ГНБС. С 1981 г. занимал должность заместителя директора по науке, а впоследствии был избран академиком Крымской академии наук, членом-корреспондентом Украинской академии аграрных наук, и Петровской (Санкт-Петербург) академии наук и искусств. Адольфом Ивановичем был создан и возглавлен специальный отдел биофизики растений, который за многие годы существования неоднократно переименовывался и менял свой кадровый состав, но оставался под его неизменным руководством.
 В 1992 г. с присуждением учёной степени доктора биологических наук Адольфа Ивановича утвердили директором Государственного Никитского ботанического сада УААН. За 7 лет на этой должности он испытал всю тяжесть последствий развала СССР, ценой невероятных усилий сохраняя бесценный коллекционный фонд и научный потенциал вверенного ему учреждения.
     В 1998 году решением Учёного совета ГНБС Адольфу Ивановичу было присвоено учёное звание профессора. Вся его жизнь была посвящена вопросам физиологии растений. Основными направлениями исследований являлись разработка новых физиолого-биохимических методов оценки интродукционного и селекционного материала, выяснение зависимостей устойчивости плодовых и декоративных культур от экологических условий в целях решения вопросов селекции и сорторайонирования.
   За свои научные достижения Адольф Иванович многократно поощрялся многими медалями ВДНХ СССР, дипломами, аттестатами. Награждён Почётными грамотами Президиума УААН и Президиума Верховной Рады Крыма, удостоен высокого звания лауреата Премии Автономной Республики Крым. За годы плодотворной научной деятельности он опубликовал около 170 научных работ, в том числе 5 монографий, сделал ряд важных изобретений. Как бы искренне он порадовался, что и сейчас, в такое чрезвычайно сложное время в Саду ведётся активная работа, не прекращаются научные исследования, издаются серьёзные публикации, регулярно проходят защиты диссертаций по различным специальностям. Поколение молодых учёных подхватывает эстафету, перенимая знания, навыки и опыт работы у старших заслуженных сотрудников, готовясь в будущем составить им достойную смену.
    Каким вспоминается нам Адольф Иванович? Убеждённым оптимистом со скромными бытовыми потребностями и неиссякаемым чувством юмора. Трепетно относился к природе, жалел животных, с радостью, как только удавалось выкроить свободное время, мчался потрудиться на любимом огороде. Не мог подолгу засиживаться дома, обожал путешествия. Каждый свой отпуск, из года в год проводил вместе с семьёй на родине, где с огромным удовольствием собирал грибы и ягоды, не уставая восхищаться красотой, величием и щедростью Волынских и Белорусских лесов.
    Добрый, отзывчивый, интеллигентный, всегда готовый выслушать, поддержать и оказать любую посильную помощь, Адольф Иванович был одним из тех немногих за всю историю Никитского сада учёных высокого ранга, который одинаково пожимал руку и президенту, и бизнесмену, и простому рабочему. Ценил и понимал людей, потому сотрудники легко шли к нему со своими бедами и проблемами за мудрым советом. Бескорыстно преданный своему делу, Адольф Иванович очень ответственно относился к возложенным на него обязанностям, заботился о нуждах окружающих, а на выпады недоброжелателей неизменно отвечал фразой: «Судить меня будут потомки!».
     Как и любой другой руководящий работник, он не был застрахован от промахов и ошибок, но в отличие от многих, принимал неудачи слишком близко к сердцу, болезненно переживал поражения и не искал себе оправданий, если оказывался бессилен перед обстоятельствами. Адольф Иванович не был баловнем судьбы, в жизни он встречал множество препятствий, но всегда старался поступать по совести. Для разрешения особенно сложных и тяжёлых ситуаций в интересах Никитского сада ему часто приходилось, отбросив личные интересы, подставлять себя под удар, рискуя должностью и положением, достигнутыми годами упорного труда.
    Адольфа Ивановича не стало 12 июня 2002 года. Его жизненный путь оборвался неожиданно, внезапно, можно сказать, мгновенно. Издавна в народе считалось, что такой лёгкий уход нужно заслужить, оказаться достойным. Это символично, и совсем не случайно, что большое сердце этого человека, так самозабвенно любившее жизнь во всех её проявлениях, всецело отданное родному ботаническому саду, обрело покой в другом, по-своему прекрасном ботаническом саду города Одессы.
    Светлые воспоминания об Адольфе Ивановиче, прожившем пусть не слишком долгую, зато полноценную, яркую и насыщенную жизнь с чередой взлётов и падений, ещё долго будут храниться в сердцах и душах людей, любивших и уважавших его. Сотрудникам Никитского сада он навсегда запомнился честным, справедливым, добрым, улыбчивым человеком, без остатка отдававшим себя работе, способным глубоко чувствовать, сострадать, по первому зову протянуть руку помощи и подарить тепло своей души.

 

 

 

ВЕК  ВИНОДЕЛИЯ

    На протяжении своей двухвековой истории Никитский ботанический сад более 100 лет занимался виноградарством и виноделием, причем в XIX веке эти два направления были ведущими. Сад становится кузницей кадров. В 1849 году открывается Магарачское училище виноделия, а 8 мая 1868 года Высочайшим повелением учреждается при Императорском Никитском саде училище садоводства и виноделия и практические курсы по виноградарству и виноделию. Собственно сад становится «учебной базой» при училище и теряет самостоятельность. «Положение» об училище было, а положение о саде вообще отсутствовало.
    Но виноделие развивалось бурными темпами, и вскоре магарачские вина получили широкую известность. А началось это с того, что Министерство Государственных Имуществ распорядилось распродать в Петербурге 188 ведер вин «Магарача» в 1843 году, а в 1845 г. небольшую партию вин в Нижнем Новгороде на знаменитой Нижегородской ярмарке.  Участие в выставках стало приносить высокие награды. На первой Всемирной выставке в Вене в 1873 г. был получен диплом почета за виноделие, а на Всемирной выставке в Париже в 1900 г. ─ 5 медалей за выставляемые вина и фрукты. На дипломах не указано, за какие именно вина получены медали. Известно только, что там выставлялись десертные и мускатные вина, свежие плоды и виноград. На дипломах российских выставок написано: «за превосходнейшия и отменнейшия качества десертныхъ и мускатныхъ винъ», но награды получал Императорский Никитский сад, а не «Магарач». ежегодной
     Интересно, что иногда этикетки вин печатались на французском языке, и бывало, что их выдавали в России за иностранные. Магарачские вина высоко котировались на Нижегородской ярмарке, которая практически была всемирной.
    В годы столыпинских реформ директор сада М.Ф. Щербаков писал на страницах «Записок Императорского Никитского сада»: «Никитский сад силой вещей должен стать научным учреждением, и он им будет, хотя, быть может, пройдут еще годы, пока это совершится». 
    Никитский ботанический сад снова стал научным учреждением только после 100-летнего юбилея, уже в начале  XX века ...

 

 

 

ИМПЕРАТОРСКИЙ НИКИТСКИЙ САД:

РОЖДЕНИЕ ВИРУСОЛОГИИ

 

 

     Мало кто сейчас помнит, что  вирусология как наука родилась впервые 120 лет назад в Никитском ботаническом саду. А  началась эта история с изучения  болезней табака.
    Культура табака в России пошла из Никитского сада, где в 1828 г. были заложены первые плантации. Табак в Крыму быстро стал промышленной культурой, и уже в середине XIX века его собирали сотнями тонн. Однако в 80-х годах появилась неизвестная болезнь табака, поразившая практически все его плантации. И вот в 1890 году Министерством государственных имуществ в Императорский Никитский сад для изучения этой болезни из Санкт-Петербургского университета на 4 месяца был направлен 26-летний Дмитрий Иосифович Ивановский, в то время после окончания университета «кандидат, оставленный для подготовки к профессорскому званию», а по современному — очный аспирант. В архиве Никитского сада хранится его документ, по нашему — командировочное удостоверение Департамента земледелия, распоряжения о предоставлении ему казенного жилья и работы в оранжерее и лаборатории, а также ведомости о выдаче ему нескольких пудов табака для исследования. Сохранилось здание, где он работал. В 1891 г. уже будучи ассистентом Российской академии наук, в Петербурге он продолжает свои исследования, для чего ему продолжают присылать образцы табака. В 1892 году Ивановский публикует свои знаменитые работы «О двух болезнях табака» и «Мозаичная болезнь табака», по которым впоследствии защищает докторскую диссертацию. Не зря говорят, что самые значимые открытия делаются учеными в молодом возрасте. Открытие вирусов Д.И. Ивановским подтверждает эту тенденцию.В чем же суть его эпохального открытия?
    Во время болезни листья табака покрывались пятнами и быстро засыхали, поэтому ее назвали мозаичной. Ивановский искал ее возбудителя и выяснил,что болезней две и вызываются они двумя разными факторами — бактериями и каким-то совсем неизвестным, который невидим и неощутим. Брались фарфоровые фильтры, через которые не проходят бактерии, и прогонялся сок больных растений. Казалось бы очищенная жидкость все равно была заразной для листьев табака. В ней и был мельчайший возбудитель — вирус табачной мозаики, как его назовут позже, когда будет изобретен электронный микроскоп, и его наконец в форме палочек увидят ученые. Д.И. Ивановский его обнаружил, но так никогда и не увидел. Потом были открыты вирусы болезней и у животных, и у человека. Но до сих пор мы не знаем, что это такое, ведь они могут превращаться в кристаллы. С 1931 года Никитский ботанический сад табаком не занимается.
    В 2002 г. в честь 110-летия вирусологии телеканал НТВ, дававший передачи о  знаменитых открытиях, хотел сделать сюжет о Д.И. Ивановском, снимать планировал в Никитском саду, в табачных хозяйствах, растения, зараженные вирусом табачной мозаики. Но к этому времени табак в Крыму почти исчез, «мозаика» тоже. Новые экономические условия уничтожили доходнейшую отрасль сельского хозяйства (табак шел на экспорт) быстрее любых вирусов... Такая же ситуация и в России. А потом проект этот на НТВ совсем закрыли.
    В заключении нужно отметить, что впервые юбилей вирусологии — 50-летие — праздновался в 1942 году,во время Великой Отечественной войны, и классические труды Д.И. Ивановского тогда были вновь переизданы. Торжественно праздновалось 100-летие вирусологии в Москве, в котором участвовали и ученые Никитского ботанического сада, занимающиеся изучением вирусов растений.

 

 

Из истории создания кактусовой оранжереи

 

    Сегодня посетителям Никитского ботанического сада хорошо известна его кактусовая оранжерея, где собрана коллекция кактусов и других суккулентов, насчитывающая более 1000 видов и форм, привезенных из разных уголков земного шара. Хочется вспомнить и рассказать о людях принимавших участие в создании этой замечательной коллекции.
   Одна из них – Римма Давыдовна Орехова работала в Никитском ботаническом саду с 1966 по 1993 годы. Это человек удивительной судьбы, с ее именем тесно связана история развития коллекции кактусов и других суккулентов. Родилась Римма Давыдовна в г. Днепропетровске 25 марта 1928 г. В 1959 закончила сельскохозяйственный техникум в г. Саки по специальности зоотехник, а в 1970 г – Херсонский сельскохозяйственный университет и получила специальность ученый-агроном. В Никитском саду в 60-е годы Рима Давыдовна  работала бригадиром отдела дендрологии. В это время уже существовала небольшая коллекция кактусов, которая занимала один отсек производственной теплицы. Отдельная теплица для коллекции кактусов была построена в начале 70-х, ее площадь составляла около 200 м2. В это время она принимает на себя заботу о суккулентных растениях, а в ее личном листке по учету кадров появляется запись о том, что с 1973 г  Орехова Римма Давыдовна аттестована в должности мастер по кактусам.
     О самой себе Римма Давыдовна говорит «я авантюристка по натуре, мне было все интересно». Наверное, поэтому она решилась на эксперимент – посадить кактусы прямо в грунт, а не выращивать их в горшках, как это было принято в те времена в ботанических садах и частных коллекциях. Эксперимент удался – растения ответили резким усилением роста, впервые на территории бывшего Советского Союза в начале 80-х зацвел и дал плоды Echinocactus grusonii. В 70-80-е годы Римма Давыдовна часто посещала ботанические сады Советского Союза, где приобретала опыт выращивания суккулентов в теплицах, собирала всевозможную литературу. Найти информацию по особенностям содержания кактусов в те времена было не так-то просто – в основном это были статьи в иностранных журналах. Неоценимую помощь в переводе статей ей оказывал Товаров Василий Константинович. С этими переводами и сейчас можно ознакомиться в библиотеке Никитского сада. Постепенно завязываются связи с любителями-кактусоводами. В результате таких дружеских отношений в коллекции суккулентов Никитского сада есть много экземпляров, переданных в дар любителями из Таллинна, Риги, Москвы, Харькова.
   Увлекшись поисками бесколючковой формы опунции, которую, увы, обнаружить так и не удалось, Римма Давыдовна существенно пополняет суккулентную коллекцию представителями подсемейства опунциевых. В начале 90-х в из подсемейства опунциевых в коллекции НБС насчитывалось более 60 видов.
    Увеличившаяся коллекция нуждалась в новой теплице, и в 1996 г в Никитском саду открылась новая экспозиционная оранжерея кактусов и других суккулентов, о которой долгие годы мечтала Римма Давыдовна. При переносе растений в новую оранжерею пришлось решать ряд технических вопросов. Оказалось, достаточно сложно пересадить 7-метровые цереусы и огромные колючие «шары» Echinocactus grusonii. В создании ландшафтного проекта новой экспозиции большую роль  сыграл Сазонов Александр Викторович.
    Открытие новой теплицы позволило Римме Давыдовне провести еще один смелый эксперимент – попробовать выращивать кактусы в «полузащищенном» грунте, их и сейчас можно увидеть на балконе оранжереи. Сейчас неподалеку от кактусовой оранжереи, ее имя широко известно любителям суккулентов.

 

 

НИНА КОНСТАНТИНОВНА АРЕНДТ -
ПАТРИАРХ НИКИТСКОГО БОТАНИЧЕСКОГО САДА

     В юбилейном для Сада 2012 году исполнилось 110 лет со дня рождения известного специалиста по субтропическому плодоводству, кандидата сельскохозяйственных наук, лауреата многих премий, ветерана аграрной науки Н.К. Арендт.
   Нина Константиновна Арендт – авторитетный ученый, селекционер, представительница старой русской интеллигенции, «последняя из могикан». Академик Д.С. Лихачев говорил, что нельзя притвориться интеллигентным. Этих людей отличала удивительная скромность, порядочность, здравый ум. Именно таким человеком, даже на своем десятом десятке, была Н.К. Арендт. Она была живой историей Никитского сада.
     Нина Константиновна родилась 6 октября 1902 г. в Феодосии. Она была одним из последних представителей знаменитого дворянского рода Арендтов, давших России многих известных деятелей политики, культуры, науки, медицины. Известно, что именно доктор Арендт был в дружеских отношениях с А.С. Пушкиным и пытался спасти его после дуэли. После окончания средней школы Н.К. Арендт поступила на агрономический факультет Крымского университета, училась в Крымском сельскохозяйственном институте, в 1925 году окончила Симферопольский институт специальных культур.
     В Государственном Никитском ботаническом саду она проработала всю жизнь – с 1925 по 1978 год, практикантом, а затем в течение 50 лет – старшим научным сотрудником отдела плодовых и субтропических культур. Она работала и в Симферопольском отделении ГНБС, и в Ялте. После ухода на пенсию продолжала еще 20 лет вести научно-исследовательскую работу и консультировала учеников.
   За 75 лет работы Нина Константиновна создала школу субтропического плодоводства, была крупнейшим специалистом страны по инжиру, гранату, маслине, хурме. Ею были собраны богатейшие коллекции сортообразцов сотен наименований, создано более 30 новых сортов, которые районированы в Крыму, на Кавказе, в Средней Азии. Н.К. Арендт опубликовала более 50 научных работ, в том числе монографию «Сорта инжира», получила  13 авторских свидетельств на сорта.
     За выдающиеся достижения в селекции субтропических культур Нине Константиновне были присуждены Сталинская премия СССР и звание заслуженного агронома УССР. Она была награждена многими медалями международных выставок и ВДНХ СССР, дипломами, грамотами, государственными наградами.
    Нина Константиновна Арендт скончалась 21 ноября 1999 года на 98-м году жизни.
     Она была не просто большим ученым, но и очень хорошим человеком. Ее культура, честность, порядочность, отзывчивость и благородство снискали всеобщее уважение среди сотрудников НБС и коллег во всех уголках страны. Даже находясь на пенсии и в очень преклонном возрасте, она живо интересовалась жизнью Никитского ботанического сада и ее родного отдела субтропических культур, всегда могла дать добрый совет. Всю свою жизнь, отданную Никитскому ботаническому саду, Нина Константиновна пользовалась безграничным авторитетом и любовью коллег.

 

 

 

РОЖДЕНИЕ  «МАГАРАЧА»

    С самого  основания Никитский сад страдал от нехватки рабочих рук и специалистов, рабочие были неграмотны, садоводам требовалось обучение. Еще в 1823 г. управляющий Новороссийскими губерниями генерал Инзов распорядился: «Для обучения учеников российской грамоте приискать знающего трезвого человека, коему плату производить с жалованья учеников, по одному рублю в месяц с каждого ученика, пока грамоте совершенно научится». А так как времени на работу и учебу не хватало, то предписывалось «на сие употреблять еще воскресные и праздничные дни, кроме первого дня Рождества Христова, по 2 часа перед обедом, дабы успели в церковь сходить, и по 3 часа после обеда». Учились аж по 15 лет, правда получая паек и жалование по 50 рублей в год.
    В 1826 г. в Саду была заложена первая научная коллекция винограда - 300 сортов из Европы, Кавказа и России. Виноград очень хорошо прижился, и, как бы сейчас сказал Михаил Задорнов, «караул, уродился урожай». Стало ясно, что за виноградарством и виноделием в Крыму большое будущее. По инициативе генерал-губернатора графа М.С. Воронцова 14 сентября 1828 г. Николаем I был подписан указ «Об устроении нового винодельческого заведения» на земле Никитского сада в урочище Магарач. Так родилась колыбель российского виноделия и науки о вине.
    На  шести десятинах в 1829 г.  сортами из Франции, Италии, Венгрии  и Испании был заложен виноградник — всего 4000 кустов. Почвы и климат  южного берега Крыма оказались для них очень подходящими. Считается, что с этого времени и ведет свое начало Магарачское  училище виноградарства и виноделия, которое впоследствии превратились во всемирно известный Национальный институт винограда и вина «Магарач», отделившийся затем от Сада.
    Главной заслугой второго директора Императорского Никитского сада Н.А. Гартвиса считается развитие виноградарства и виноделия в Крыму и на юге России. Он так определял цели «нового винодельческого заведения» в рапорте 1828 г. графу Воронцову: «Магарач имеет в предмете размножение и распространение в значительных количествах наилучших и способнейших для виноделия иностранных родов винограда, собрание коих, простирающееся до 300 разных сортов, уже находится в малом количестве в Никитском саду, и испытание способностей и доброты оных виноградов в здешнем климате для виноделия». Об учениках он писал, что «во время нахождения их в сем казенном училище должны они обучаться виноградарем посадке и особливо обрезке винограда во всяком возрасте его, со второго года по самое время полного плодородия его».
    Граф Воронцов всячески заботился об этом новом направлении работы Никитского сада и присылал сорта со своих виноградников и имений. В своем всеподданнейшем докладе императору он пишет после посадок: «В рассаднике Никитского сада находится как для пользы, так и для любопытства, собрание более 600 сортов разного винограда». Так  в 1812 г. благодаря Александру I и герцогу Ришелье родился Никитский сад, а в 1828 г. благодаря  Николаю I и графу Воронцову — «Магарач»...

 

 

 

Сергей Сергеевич Станков. Начало пути ученого


    В 2012 г. исполнилось 120 лет со дня  рождения выдающегося ботаника Сергея Сергеевича Станкова. Его жизнь и научная работа в Горьком и Москве достаточно хорошо известны. Начинал же он свой путь ученого в Ялте, в Никитском ботаническом саду. И хотя проработал он здесь всего пять с половиной лет (с 1917 по 1922 годы), для изучения флоры Крыма сделано им было очень много.
    Впервые на Южный берег Крыма С.С. Станков приехал летом 1916 года, будучи студентом Московского университета, и в мае — июле проходил практику в Никитском опытном ботаническом саду у известных ботаников — профессора Н.И. Кузнецова и приват-доцента Е.В. Вульфа. После окончания университета с дипломом первой степени («за кандидатское сочинение») Станков был оставлен при кафедре ботаники «для подготовки к профессорскому званию» (то есть принят в двухгодичную аспирантуру). Научную работу он собирался вести именно в Крыму, так как хорошо зарекомендовал себя в НБС, будучи еще студентом.
    И вот в апреле 1917 года С.С. Станков переезжает в Ялту. Работает помощником ботаника (лаборантом). Впоследствии с ноября 1920 года он становится заведующим гербарием Сада. В декабре 1922 года возвращается в Нижний Новгород.  С 1922 года по 1947 год он заведовал кафедрой систематики и географии растений в Нижегородском  (Горьковском) университете, а затем, до самой своей смерти в 1962 году, был заведующим кафедрой геоботаники  Московского университета. Интересно, что С.С. Станков 40 лет (!)  официально был постоянным внештатным консультантом Никитского ботанического сада и приезжал сюда почти каждый год, а его дипломники и из МГУ, и из ГГУ ежегодно проходили здесь практику.
    В архиве Никитского ботанического сада хранится автобиография Сергея Сергеевича, написанная в 1920 году. В это трудное время С.С. Станков занимался в основном сбором гербария и его обработкой, были опубликованы его первые научные статьи. Любопытно, что о необходимости организации сбора лечебных трав в Крыму он выступил в прессе еще в 1920 году, а потом наладил это в Нижнем Новгороде. Печатался он в «Записках Ялтинского естественно-исторического музея», а также вместе с другими представителями интеллигенции выступал за его сохранение в городе. Общими усилиями музей был спасен. Публиковался в Ялтинских газетах.
    Но все же главной заслугой С.С. Станкова во время работы в Ялте является гербарная работа. В настоящее время в гербарии Никитского ботанического сада хранится 4533 листа с растениями, собранными лично им в 1917-1930 гг. в горном и степном Крыму, а также 536 листов, собранных совместно со студенткой  Нижегородского университета А. Пеговой во время поездок в 1929-1930 гг., и еще 13 сборов с И. Лукановой. Сейчас в гербарии Никитского ботанического сада хранятся и 211 листов, собранных в 1939-1943 гг. нижегородской ученицей С.С. Станкова  Л.А. Симанской. Практически к 1930 году около 20 процентов гербария было собрано Станковым. Он занимался в Саду их обработкой и во время приездов в 20-50 гг.
    В настоящее время эстафету С.С. Станкова по изучению флоры Крыма приняли ученики его учеников и в Ялте, и в Нижнем Новгороде, и в Москве...

 

 

 

ЭТО БЫЛО, БЫЛО, БЫЛО...

   В 2012 году исполняется 200-лет всемирно известному Никитскому ботаническому саду - Национальному научному центру. Это событие отмечено тремя юбилейными  международными конференциями. А как праздновалось 100-летие НБС, рассказывалось тогда в «Вестнике виноделия» (№5 за 1913 г.):
   «Двадцатого сентября 1912 г. исполнилось 100-летие Императорского Никитского сада, торжественное празднование которого проходило в присутствии Главноуправляющего  Землеустройством и Земледелием статс-секретаря А.В.Кривошеина. Государю Императору была послана всеподданнейшая телеграмма Главноуправляющего следующего содержания:
   «С Высочайшего Вашего Императорского Величества соизволения в сегодняшний день празднуется столетняя годовщина старейшего научно-просветительного учреждения на юге России - Императорского Никитского сада. Все присутствующие на торжестве представители научных учреждений, служащие Сада, а также бывшие и настоящие питомцы Никитского училища обратились ко мне с единодушным ходатайством повергнуть к стопам Вашего Императорского Величества верноподданнические чувства любви и преданности и готовность посвятить все свои силы на служение Вашему Величеству и дорогой Родине». В тот же день Главноуправляющий был осчастливлен нижеследующем Всемилостивейшим ответом Его Императорского Величества «Поручаю Вам передать всем присутствующим на торжестве празднования столетия Императорского Никитского Сада Мою благодарность за выраженные Мне верноподданнические чувства. Желаю этому полезному учреждению дальнейшего процветания. Николай». Государь Император по всеподданнейшему докладу Главноуправляющего Землеустройством и Земледелием в 20 день сентября 1912 г. Высочайше соизволил празднование столетнего юбилея Императорского Никитского сада и учреждение юбилейной медали в память этого события. Воспоследовало также особое правительственное распоряжение и объявлена Монаршая милость: произведен в действительные статские советники директор Сада Михаил Щербаков и награждены орденами - Св. Анны 2-й степени главный садовод Феофил Калайда и главный винодел Сергей Охрименко, Св.Анны 3-й степени химик-винодел Антон Фролов-Багреев».   

   В программу празднования входили церковные службы - всенощная, литургия и крестный ход, молебен в Никитской церкви Преображения Господня. Было торжественное заседание с прочтением исторического очерка о Саде и приветствиями по случаю юбилея, а также заседание с докладами о работах Сада ботаника-садовода и химика-винодела. Разумеется, были и «обед», и «чай», осмотр Сада и его отделов, и даже танцевальный вечер для учеников Никитского училища, не говоря уже о дегустации вин Сада в подвалах «Магарача». В общем, наши предки праздновали так, как обычно и сейчас, уже в наше время...

 

 

НОВЫЕ КНИГИ К ЮБИЛЕЮ

 

    В рамках подготовки к юбилею было издано 22 наименования научной и научно-популярной литературы со специальным посвящением «Никитскому ботаническому саду — 200 лет». Это были 3 выпуска «Бюллетеня ГНБС», 2 тома «Сборника научных трудов ГНБС», 2 выпуска «Научных записок природного заповедника «Мыс Мартьян», 5 монографий по различным вопросам сельскохозяйственной биологии, 2 брошюры методических рекомендаций, 3 сборника тезисов докладов международных конференций, проведенных в честь юбилея. Специально по истории Сада выпущено 3 книги, 1 брошюра и 1 настенный календарь.
    В юбилейном 2012 году была запланирована публикация периодических изданий Сада, материалов научных конференций, книг и различной сувенирной  литературы. Из наиболее значимых юбилейных изданий следует отметить «Библиографический указатель печатных работ Никитского ботанического сада — Национального научного центра. Дополнение 6. 1986-2005 годы» (Ялта, 2009), в котором приводятся статьи и книги сотрудников за 20 лет. В этом году выйдет в свет уникальная книга - «Биографическая энциклопедия НБС-ННЦ», в которой собраны сведения о сотрудниках, работающих сейчас, и людях, работавших в Саду ранее. Будет издан фотоальбом о Саде. Появится второе издание научно-популярной книги: Митрофанов В.И., Митрофанова И.В., Лисовой А.Н., Зотов А.Н. «Мечта герцога де Ришелье — Никитский ботанический сад» - первого посвященного юбилею издания, вышедшего в Ялте в 2007 году и пользовавшегося большой популярностью.
    Разумеется, широкую публику и отдыхающих, посетителей и гостей Сада больше всего интересуют не столько научная, сколько популярная литература. В связи с этим нужно рассказать о трех последних научно-популярных книгах по истории Сада, равных которым не было за все время его существования. Прежде всего это уникальное издание: Крюкова И.В. «Никитский ботанический сад. История и судьбы. К 200-летнему юбилею». (Симферополь: Н. Оріанда, 2011. - 416 с.). Это самый полный труд о Саде и его людях, охватывающий все направления его работы до конца ХХ века, с богатейшими архивными документами, музейными материалами и современными иллюстрациями. Многие приведенные в книге сведения публикуются впервые.
    В литературе жизнь и деятельность первого директора Сада Христиана Стевена освещена достаточно полно, чего нельзя сказать о втором директоре — Николае фон Гартвисе, даже портрета которого не сохранилось, хотя по оценкам современников и учеников именно он за треть века сделал для Сада больше всего. Этот пробел восполняет книга: Арбатская Ю., Вихляев К. «Повесть о жизни  и приключениях доблестного рыцаря Николая Ангорн фон Гартвиса в Крыму и его прекрасных розах».  (Симферополь: Бизнес-Информ, 2011.-200 с.). В ней рассказывается и о многих людях, с которыми он общался и которые его окружали. В этом году вышла еще одна книга: Клименко З.К., Рубцова Е.Л., Зыкова В.К. «Николай фон Гартвис — второй директор Императорского Никитского сада». (Киев: Аграрна наука; Симферополь: Н. Оріанда, 2012. - 80 с.) Авторы книги — селекционеры  и историки науки — анализируют вклад Н.А. Гартвиса в развитие сельского хозяйства.
    Научные сотрудники, написавшие эти три замечательные книги, или работали, или сейчас трудятся в Никитском ботаническом саду, поэтому все читатели будут благодарны им  за экскурс в его малоизвестную историю.

 


САДОВОДЫ, ПОКРОВИТЕЛИ И МЕЦЕНАТЫ

    Начиная с основания, Никитскому ботаническому саду везло на высоких покровителей. Его работой интересовались и всячески помогали  император Александр I, генерал-губернаторы герцог де Ришелье,  граф  Ланжерон и граф М.С. Воронцов, канцлер граф Румянцев. С 1815 г. в печати появляются  отзывы и впечатления путешественников по Крыму о  Саде. В нем бывали и высочайшие особы. В 1817 г. его посетили Великие Князья  Николай Павлович и Михаил Павлович. Императрица присылала редкие растения. Граф Румянцев пожертвовал саду 1000 рублей и бронзовый бюст Карла Линнея, посылал семена и саженцы.   В Саду были  императоры  Николай I в 1837 г., Александр III весной 1886 г. и Николай II в сентябре 1913 г.
    Первый директор Никитского ботанического сада Христиан Стевен был не только выдающимся ученым, но и меценатом. При нем были собраны богатейший гербарий, коллекция насекомых и библиотека.  В конце своего директорства он решил передать их научным учреждениям. Библиотеку он передал Гельсингфорскому университету (Хельсинки) и Ришельевскому  лицею в Одессе, гербарий — Гельсинфорскому университету, одну коллекцию  насекомых — Министерству государственных имуществ, другую — Московскому  университету.  Стевен был не только ботаником, но и  известнейшим энтомологом.   Им описано много новых для науки видов не только растений, но и  насекомых.
     Коллекцию насекомых,  подаренную Московскому университету, он оценил в 12000 рублей  и выдвинул  условие, что  на проценты будут выплачиваться  стипендии по 300 рублей в год  двум лучшим студентам — ботанику  и зоологу. С 1825 по 1916 гг. эти стипендии существовали, недавно в печати поднимался вопрос об их восстановлении. Тогда еще железной дороги в Крым не было, и в течение 1823-1824 гг.  огромная  коллекция в энтомологических коробках, упакованная в большие дубовые сундуки, частями отправлялась на подводах с купеческими караванами в Москву. Один из этих окованных сундуков и поныне стоит в коридоре  биологического факультета МГУ. Коллекция  находится в фондах Зоологического музея МГУ. В исторической  экспозиции музея представлена одна коробка с жуками-златками, фото которой любезно предоставил Саду  Е.А. Дунаев.
    Наибольшое развитие Сад получил при Николае   фон Гартвисе, который был назначен графом М.С. Воронцовым в 1924 г.  смотрителем по хозяйственному управлению, а в 1827 г. - директором, проработав им  33 года. Отставной военный, он не был ученым, но великолепным организатором и практиком, талантливым садоводом и селекционером, опытным в делах коммерсантом. Под его руководством были введены в культуру  многие виды растений, акклиматизированы и размножены для реализации самые  экзотические представители  флоры мира. Для сельского  хозяйства России это имело огромное значение. Он оставил после  себя множество новых  сортов плодовых, декоративных и цветочных культур.
    Его заслуги для Сада были столь велики, что  благодарные потомки в 1887 г. установили в честь него  гранитный обелиск  с  надписью  в Нижнем парке Сада.

 

 

 

НАЧАЛО НАЧАЛ

    К сожалению, широкая общественность мало знает о первых годах существования Никитского ботанического сада. Перелистаем же самые яркие страницы этого трудного становления.
    Первый директор Никитского ботанического сада Христиан Христианович Стевен не отметил в своей записной книжке день рождения Сада – дату первых посадок растений. Он писал, что они начались «в первой половине сентября месяца по причине чрезвычайных затруднений» бытового характера. В XIX веке слово «половина» означала не только то, что мы привыкли понимать сейчас, а еще – «середина». Так что получается, что Сад был заложен в середине сентября 1812 года. Официально же считалось, что дата рождения Сада – 20 сентября 1812 г. (4 октября по новому стилю), от дня первого рапорта Стевена Херсонскому генерал-губернатору герцогу Ришелье о начале посадки растений.
    В рапорте от 28 октября 1812 г. Его Высокоблагородие Христиан Стевен пишет Его Сиятельству Дюку де Ришелье о строительстве домов, землянок, террас, о посадках «значущим количеством фруктовых и иных дерев». Несмотря на многочисленные трудности и начало суровой зимы, осенью 1812 года было посеяно 103 вида различных растений и посажено 88150 саженцев деревьев и кустарников. После окончания войны с Францией коллекции пополнялись. В литературе нет данных, где именно жил Стевен в 1812-13 гг. до постройки директорского дома в Саду. В Симферополе он жил в доме своего друга Карла Гагендорфа. На Южном берегу Крыма он мог в это время жить в доме Ришелье в Гурзуфе, так как у них были очень хорошие отношения, они были единомышленниками в деле развития просвещения и сельского хозяйства юга России.
    9 января 1813 г. Стевен посылает Ришелье свой «План экономо-ботаническому саду на Южном берегу Тавриды под деревней Никитой», который герцог одобрил. Были высажены экзотические виды и сорта растений, выращены тысячи сеянцев для продажи. В 1814 г. Никитский сад продавал уже 172 наименования дикорастущих и культурных растений, а саженцы – тысячами. В 1815 г. в петербургской газете «Северная почта» был опубликован каталог предлагаемых Садом растений и сортов. Были построены дома, оранжереи и теплицы, продано деревьев на 3000 рублей. В 1817 г. был заложен первый сад сортов плодовых культур, насчитывающий 484 сортов, и коллекция из 49 сортов винограда. К 1818 г. всего было посажено 175000 плодовых и других деревьев.
    13 мая 1818 г. Сад посетил Государь Император Александр Павлович с Императрицей Марией Федоровной, который был доволен его работой и «изъявил свое согласие на присвоение Саду наименования Императорского». Правда, указ об этом был подписан лишь 20 февраля 1820 г. Второй раз император был в Никитском саду 26 октября 1825 года и «с милостивою снисходительностью оставался всем довольным». В 1820 г. по ходатайству Ришелье он выделил деньги на годичное путешествие Стевена в Европу, благодаря чему тот посетил многие научные учреждения, встречался с ведущими учеными того времени и привез богатейшие коллекции растений, семян и насекомых. В мире науки Сад постепенно завоевывал авторитет. К 1824 году его коллекции составляли 450 видов деревьев, кустарников, декоративных растений.

 

 

С ЧЕГО ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ

    Как известно, в России все великие дела решались самодержцами. Создание Никитского ботанического сада – не исключение.
13 февраля 1812 г. Александр І подписал указ о создании Таврического казенного экономического сада на казенной даче под деревней Никитой, что в семи верстах от Ялты. Этим же указом  помощник главного инспектора шелководства юга России Христиан Стевен высочайше утверждается директором сада. 01 марта 1812 года Стевен официально вступил в должность директора, 27 июня прибыл в Крым, а в июле приехал в Никиту.
     Кроме сада под Никитой Стевен высочайшим  соизволением был определен «директором садоводства в Крыму».
    Любое серьезное дело требует финансирования. В Петербурге в Центральном государственном архиве Российской Федерации хранится подлинник  императорского указа следующего содержания: «Указ Кабинету. На разведение садов в Полуденной  части Крыма, повелеваю отпускать  из Кабинета в распоряжение Херсонского Военного Губернатора Дюка де Ришелье по десяти тысяч рублей ежегодно, начав с 1-го генваря сего года. Александр. В С.П.бурге 10 июня 1811.» Если учесть, что, например, граф Разумовский тратил в год на свой ботанический сад 150000 рублей, средства на Крым были очень скромными. Оклад директора Христиана Стевена составлял 2000 рублей, а жалование первого главного садовника Конрада Вальда 1500 рублей.
    Но денег  в том году на сад так и не выделили. Поскольку финансирования еще не было, герцог Ришелье 15 апреля 1812 г.  шлет Стевену 1000 рублей своих денег для начала работ по практической закладке сада.
     Еще до приезда в Крым в мае Стевен пишет письма с просьбой прислать семена  в европейские ботанические сады известным ученым. В рапорте Ришелье от 14 июня 1812 г.  Стевен просил увеличить площадь сада, что и было выполнено. В июле-августе в Симферополе решает хозяйственные вопросы по строительству  жилья и набору людей. В августе начали строить два дома, провели воду, получили лесоматериалы. Из-за войны с Наполеоном семена и саженцы поступали нерегулярно.
Первые посадки были произведены только в сентябре 1812 года,  дата неизвестна. Сам Стевен писал, что Никитский сад «основан осенью 1812 года». Поэтому в последующие годы юбилеи сада проводились в сентябре-октябре.
      Интересно, как подписывался  герцог в письмах  Стевену: «Имею честь быть с истинным почтением и преданностью, Милостивый государь вашего Высокоблагородия покорнейший слуга Е. Дюк де Ришелье». Вот как в XIX веке начальники обращались к своим  подчиненным....

 

 

 

А БЫЛО ЭТО ТАК...

 

   Этой статьей мы начинаем серию публикаций, посвященных 200-летнему юбилею Никитского ботанического сада - Национального научного центра. Был он и Таврическим, и экономоботаническим, и казенным, и императорским, и советским, и государственным, но главное — остался Никитским. Дело не в названии, а в самой сути учреждения.

    Всем известно, что основан он был в 1812 году, но у его создания была своя предистория и свой «крестный отец» - герцог де Ришельё. Да, родственник «того самого» кардинала, фамилия которого по французски пишется через «ё»,между прочим. Идея создания ботанического сада принадлежит именно ему. В начале 1811 года Ришельё представил императору доклад о перспективах развития садоводства, на основании которого Александр I издал 10 июня 1811 г. указ «о разведении садов в полуденной части Крыма». Однако конкретное место не указывалось. В 1811 году в Гурзуфе Херсонский военный губернатор Ришельё построил дом, который впоследствии был продан Раевским и получил известность благодаря А.С.Пушкину. Вместе с Таврическим губернатором А.М.Бороздиным Ришельё объехал весь Южный берег Крыма и наконец выбрал место для сада под деревней Никитой. По рекомендации А.М.Бороздина Ришельё предлагает на пост директора будущего сада коллежского советника Христиана Стевена, который осенью 1811 года дал свое согласие. И вот 11 декабря 1811 года Ришельё пишет письмо министру внутренних дел о выборе места для сада, «заключающем в себе все выгоды, какие только желать можно», а также просит о назначении директором Х.Стевена - «чиновника, известного по своим сведениям в естественной истории». Так что можно считать одной из дат основания Никитского ботанического сада и 11 декабря 1811 года.

   Потом последовала многомесячная бумажная волокита, отсутствие денег, трудности, но в сентябре 1812 года сад был заложен. 11 декабря можно считать первой документально подтвержденной датой, связанной с основанием Никитского ботанического сада. Главные события были в 1812 году. Самое интересное, что даже сам Стевен затруднялся сказать, какую дату следует считать основанием сада, даже по записям своего дневника.

Новости

  • 11.10.2017

    На базе НБС-ННЦ РАН 25-28 сентября 2017 г.прошлаМеждународная научно-практическая конференция «ПУТИ ПОВЫШЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ САДОВОДСТВА».
    Было заслушано 4 пленарных доклада, 39 докладов на 5 секциях и 9 – на постерной сессии. Докладчики представляли 20 научных и научно-производственных учреждений России, Белоруссии, Казахстана и Кыргызстана.

  • 12.09.2017

    На базе НБС-ННЦ РАН прошла Третья Всероссийская научно-практическая конференция «Эколого-генетические резервы селекции, семеноводства и размножения растений». В работе конференции принял участие министр сельского хозяйства Республики Крым, представители ФАНО и Российской академии наук, а также известные ученые Российской Федерации.

  • 13.07.2017

    Решением президиума Совета при Президенте Российской Федерации по науке и образованию (протокол от 22 июня 2017 г. № 36) заместитель директора по научно-организационной деятельности Никитского ботанического сада - Национального научного центра РАН (НБС - ННЦ) Паштецкий А.В., вошел в состав Координационного совета по делам молодежи в научной и образовательной сферах при Совете при Президенте Российской Федерации по науке и образованию